Главная О проекте Контакты
 
 
 
 
 
 
 Места локализации
 
 Жизненный цикл
 
 Описание сортов
 
 Селекционеры
 
 История
 
 Легенды
 
 Сирень в искусстве
 
Галерея

 
Главная > Сирень в искусстве

 

Красиков С.

Почему живописцы сирени верны?
Потому, что оттенков на каждого хватит.
Если молоды вы, если вы влюблены -
Вам сирень теплотой розоватою платит.
Если вы аскетичны, суровы чуть-чуть,
Синь холодная веток вас к жизни пробудит.
Если чувства кипят, и волнуется грудь,
Хлопья белой сирени румянец остудят.
Нет скромнее и проще малюток- цветков,
Но, сливаясь в пьянящие, вольные кисти,
Унося от обыденной жизни оков,
Нас влекут за собой в недоступные выси.

Игорь Северянин  « Гатчинский весенний день»

О милый тихий городок,
Мой старый, верный друг.
Я изменить тебе не мог
И, убежав от всех тревог,
В тебя въезжаю вдруг!
Ах, не в тебе ль цвела сирень,
Сирень весны моей!

Игорь Северянин  «Музей моей весны»

Вернулся я, вернулся домой издалека
и сразу окунулся в сирень, как в облака.
Пусть день и сер, и скучен, И с крыш воды поток!
. .Разорванные тучи уносит на восток
И буду, как когда-то пить воду из ковша. . .
И заблестит лопата, засветится душа.

Апполон Майков «Весна»

Боже мой! Вчера ненастье,
А сегодня что за день!
Солнце, птицы, блеск и счастье!
Луг росист, цветет сирень…
А еще ты в сладкой лени
Спишь, малютка! Щ, постой!
Я пойду нарву сирени
Да холодною росой
Вдруг на сонную то брызну…
Эко сладко будет мне
Победить в ней укоризну
Свежей вестью о весне!
      
А. Блок, 1902
 
Запевающий сон, зацветающий цвет,
Исчезающий день, погасающий свет.
Открывая окно, увидал я сирень.
Это было весной - в улетающий день.
Раздышались цветы - и на тёмный карниз
Передвинулись тени ликующих риз.
Задыхалась тоска, занималась душа,
Распахнул я окно, трепеща и дрожа.
И не помню, откуда дохнула в лицо,
Запевая, сгорая, взошла на крыльцо 
  
Август Ярковец « Вернулся я...»

Растворил я окно, - стало грустно невмочь,
Опустился пред ним на колени,
И в лицо мне пахнула весенняя ночь
Благозвучным дыханьем сирени.
Тридцатый год в лицо мне веет
Веселый светлый майский день
Тридцатый раз сиреневеет
В саду душистая сирень
Сирень и день нет рифм банальней!
Милей и слаще нет зато!
Кто знает рифмы музыкальней
И вдохновенней знает кто?
Сирень  и  день! Как опьянено
Звучите вы в душе моей!
Как я, на мир смотря влюблено,
Пьян сном сиреневых кистей!
Пока я жив, пока я молод,
Я буду вечно петь сирень!
Весенний день горяч и золот
Виновных нет в весенний день!

Борис Пастернак

Ты в ветре, веткой пробующем,
Не время ль птицам петь
Намокшая воробышком
Сиреневая ветвь!
У капель- тяжесть запонок,
И сад слепит, как плес,
Обрызганный, закапанный
Мильоном синих слез,
Моей тоскою вынянчен
И от тебя в шипах,
Он ожил ночью нынешней,
Забормотал, запах.
Всю ночь в окошко торкался,
И ставень дребезжал,
Вдруг дух сырой прогорклости
По платью пробежал.
Разбужен чудным перечнем
Тех прозвищ и времен,
Обводит день теперешний,
Глазами анемон 
                             
Б. Пастернак «Сирень», 1927

Положим,- гудение улья,
И сад утопает в стряпне,
И спинки соломенных стульев,
И чёрные зёрна слепней.
И вдруг объявляется отдых,
И всюду бросают дела:
Далёкая молодость в сотах,
Седая сирень расцвела!
Уж где-то телеги и лето,
И гром отмыкает кусты,
И ливень въезжает в кассеты
Отстроившейся красоты.
И чуть наполняет повозка
Раскатистым воздухом свод,-
Лиловое зданье из воска,
До облака вставши, плывёт.
И тучи играют в горелки,
И слышится старшего речь,
Что надо сирени в тарелке
Путём отстоятся и стечь       

Б. Пастернак «После грозы», 1958  

Пронёсшийся грозою полон воздух.
Всё ожило, всё дышит, как в раю.
Всем роспуском кистей лиловогроздых
Сирень вбирает свежести струю
Всё живо переменою погоды.
Дождь заливает кровель в желоба,
Но всё светлее неба переходы,
И высь за чёрной тучей голуба.
Рука художника ещё всесильней
Со всех вещей смывает грязь и пыль.
Преображенной из его красильни
Выходят жизнь, действительность и быль
Воспоминание о полувеке
Пронёсшейся грозой уходит вспять.
Столетье вышло из его опеки.
Пора дорогу будущему дать.
Не потрясенья и перевороты
Для новой жизни очищают путь,
А откровенья, бури и щедроты
Души воспламенённой чьей-нибудь   

А.Т. Твардовский 

Я иду и радуюсь
Легко мне,
Дождь прошёл, блестит зелёный луг
Я тебя не знаю и не помню
Мой товарищ, мой безвестный друг
Где ты пал, в каком бою, не знаю
Но погиб за славные дела
Чтоб страна, земля твоя родная
Краше и счастливее была
Над полями дым стоит весенний
Я иду живущий, полный сил
Веточку двурогую сирени
Подержал и где-то обронил
Друг мой и товарищ
Ты не сетуй, что лежишь,
А мог бы жить и петь
Разве я, наследник жизни этой
Захочу иначе умереть!

Николай Лаптев, г. Одинцово, корреспондент газеты «Наши рубежи» «Сирень-сирень» 

Цветные слайды, всё сирень, сирень…
Смотрю на гроздья, глаз не отрывая
А за окном осенний хмурый день
Уже сиреневым лучится маем.
И мы не в комнате.
У Вас в саду, идём тропой
Бушующих соцветий.
Чуть голова кружится на ходу
От аромата, пышности и цвета
Волшебный мир,
А мир цветов - вдвойне.
Не зря их люди пестуют веками
В каком долгу теперь я перед Вами
За красоту, подаренную мне! 

А. Твардовский

Все сроки кратки в этом мире
Все превращенья на лету
Сирень в году, три дня - четыре
От силы пять, кипит в цвету
Но побуревшие соцветья
Сменяясь  кистью семенной
Она сирень, еще весной
Уже в своем дремотном лете
И даже свежий блеск в росе
Листвы еще не запыленной
Сродни той мертвенной красе
Что у листвы вечнозеленой
Она в свою уходит тень
И только пета-перепета
В иных стихах она все лето
Бушует будто - бы сирень   

Всеволод Рождественский  «Сирень»

Прогремела гроза, прошумела,
Затухая, грохочет вдали.
Золотые лучи словно стрелы,
Сквозь клокастые тучи прошли. . .
Воздух полон прохлады и тени,
Встала радуга светлым венцом,
И тяжелые грозди сирени
Наклонились над нашим крыльцом.
Хорошо на весеннем просторе
По откосу бежать наугад,
Окунуться в душистое море,
Захлестнувшее дремлющий сад.
Сколько белых и темно-лиловых
Вдоль ограды кустов разрослось!
Ветку тронешь   дождем лепестковым
Осыпается мокрая гроздь,
В легкой капельке, свежей и чистой,
Отразился сверкающий день,
И в саду каждой веткой росистой
Торжествующе пахнет сирень.

Николай  Гумилёв

Опять она кипит, бледна,
Сирени возлетевшей пена,
Опять коленопреклоненно
Стоит пред нею тишина.
Что остается тишине,
Еще с полетом незнакомой? -
Живой довериться волне
И стать послушной и влекомой.
Ветвей бежит за валом вал,
Растет и гаснет без усилья,
Небесной линией овал
Очерчен смело, словно крылья.
Сирени тяжестью свело
Едва расправленные ветви,
Но рвется бледное крыло,
Прозрачным становясь от света.
Она летит на Божий зов,
Опалена предчувствьем встречи,
Она - растущих облаков
То ли прообраз, то ль предтеча...
Что остается нам? Вскипеть
Душой ли, словом, бледной кровью,
Роняя лепестки, лететь,
Земной пожертвовав любовью.

Николай Гумилёв

Клонясь под волнами ветров,
Сирень глядит в мое окно,
Она моих не слышит слов,
Ей все равно, ей все равно.
Ни снов и радостей и бед,
Она, смеясь, стучит в стекло,
В ней вовсе состраданья нет,
Ей все равно, ей все равно.
Она беспечна и нежна,
В ней есть и солнце и тепло,
Но не поймет меня она,
Ей все равно, ей все равно.
Опять настанет новый день,
И все, что было, то прошло,
Тебе ведь нравится сирень,
И все равно, и все равно

Г.А.Галина,  март, 1901

Сад рубят - молодой нежно-зеленый сад…
Деревья старые понурились угрюмо
И полны тягостной, неразрешимой думы…
Безмолвные глядят в немую даль небес…
Сад рубят… Потому ль, что рано он шумел?
Что на заре будил уснувшую природу?
Что молодой листвой он слишком смело пел
 Про солнце, счастье и свободу,
Сад рубят… Но земля укроет семена;
Пройдут года, и мощной жизни силой
Поднимется дерев зеленая стена
И снова зашумит  над братскою могилой.  
         
Сборник  Семь огней

Цикл  Белая сирень
Я   белая сирень. Медлительно томят
Цветы мои, цветы серебряно-нагие.
Осыпятся одни,   распустятся другие,
И землю опьянит их новый аромат!
Я   тысячи цветов в бесслитном сочетанье,
И каждый лепесток   звено одних оков.
Мой белый цвет   слиянье всех цветов,
И яды всех отрав,    мое благоуханье!
Меж небом и землей, сквозная светотень,
Как пламень белый, я безогненно сгораю...
Я солнцем рождена и в солнце умираю...
Я жизни жизнь! Я   белая сирень!

Андрей Вознесенский Сирень «Москва-Варшава», 1961

Сирень прощается, сирень - как лыжница,
Сирень, как пудель, мне в щёки лижется!
Сирень заревана,
сирень- царевна,
сирень пылает ацетиленом!
Расул Гамзатов хмур как бизон.
Расул Гамзатов сказал « Свезём».
Расул упарился. Расул не спит.
В купе купальщицей сирень дрожит.
О, как ей боязно!
Под низом
Колёса  поезда- не чернозём.
Наверное, в мае цвесть « красивей»…
Двойник мой, магия. Сирень, сирень,
Сирень как гений! Из всех одна
На третьей скорости цветёт она!
Есть сто косулей - Одна газель.
Есть сто свистулек - одна свирель.
Несовременно цвести в саду.
Есть сто сиреней.
Люблю одну.
Ночные гроздья гудят махрово,
Как микрофоны из мельхиора.
У, дьявол-дерево! У всех мигрень.
Как сто салютов, стоит сирень.
Таможник вздрогнул: «Живьем, в кустах!»
Таможник ахнул, забыв устав.
Ах, чувство чуда - седьмое чувство…
Вокруг планеты зелёной люстрой,
Промеж созвездьев и деревень
Свистит Трассирующая сирень!
Смешны ей- почва, трава, права…

 

 

 

 

 


 

 

Наверх